Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - Ad aspera
Тема: Ad aspera
Показать сообщение отдельно
#3
Старый 14.10.2021, 05:32
  #3
^
Граф Орлов
 
Аватар для Граф Орлов
📖
Регистрация: 06.12.2012
Сообщения: 4105
Регистрация: 06.12.2012
Сообщения: 4105
По умолчанию
Re: Ad aspera

Туран

Великая империя Юга, самое обширное и богатое государство из известных, край славы небесных божеств, Туран имеет длинную и славную историю.
Туран ведет свое летосчисление с года рождения шаханшаха Араша I, основателя династии.  Летописи помнят, пусть обрывочно, и других древних царей туранского народа, тех, что по преданиям, научили своих людей обрабатывать сталь и объезжать лошадей, тех, что вывели народ от подножья Драконья хребта в плодородные долины у реки Чараг, но именно благодаря Арашу I Туран стал тем, чем он сейчас является. Согласно легенде, само рождение царя было отмечено затмением солнца, и лишь телесно он рожден от людей, когда как дух его был произведен в союзе юога Солнца и богини Луны.  Историки современности обыкновенно приходят к выводу, что в день начала счисления лет не было вовсе затмения, а потому либо неверен календарь, либо солгали в летописях, но Араша I  по сей день почитают наследником Солнца. Летописи гласят, что он обладал великими силами: мог оживить павшего и призвать небесный огонь, и эти факты не оспаривает уже никто.
Шесть столетий назад, во времена Араша I,Туранское царство вело затяжную вражду со своим заклятым врагом, царством Ямхад. Летопись описывает ямхадцев как «многоалчный народ с каменной земли,  народ каменных сердец, под чьим игом стонет Запад, и лишь благословленный небесами народ Турана остался пред ними непреклонен», и повествует о том, что шах Араш, давши обет отмстить за смерть отца от рук яхмадцев, разбил своих врагов и вял столицу их царства, где всех выживших, не разбирая мужчин, женщин, детей и стариков, принес в жервту богам, молвив так «От дурной крови не родится достойный человек, как из сорняка не вырастить роз». К тем же народам, что прежде были рабами яхмадцев, шах поступил щедро, позволив им сохранить свои обычаи и своих вождей, лишь обложил их данью и принял от царей клятву верности. Так шах Турана стал шаханшахом, царем царей. Араш I правил пятьдесят лет и еще два года, и не терпел поражений, и возвел великий храм богу Солнца, чья сила даровала его народу победу. Он остался в памяти народа, как пример правителя, овладевшего тремя сущностями праведного царя: победоносный генерал  в войне, истовый жрец в вере, мудрый правитель в мире.
Три сотни лет Туран не знал продолжительного мира, богатые земли Турана неизменно вызывали зависть у соседей. Шаханшахи, подчиняя покорные народы, и истребляя врагов, завоевали огромные территории, их земли на севере тянулись вдоль великого Драконьего хребта от диких земель Запада до берегов восточных морей. Они создали разумную систему управления, заместив местных царей своими ставленниками и родичами, дозволив каждому сатрапу руководить своими землями, имея собственные армии и устанавливая свои порядки, покуда шаханшах их действия одобрит, укрепили крепостями и гарнизонами границы, и распространили веру в небесных божеств по всей империи, к насилию прибегая лишь против самых страшных еретиков и чернокнижников. Видя великолепие храмов и разумность учений, люди охотно обращались в веру. При всем том, всегда коренной туранец имел преимущество во всем, все значимые мирные чины занимали туранцы, в гвардейских частях, составлявших армии превосходящую часть, служили лишь туранцы, и наконец, туранцев, занятых в ремесле или земледелии не осталось вовсе.
Три добродетели туранца: мужество – суть бесстрашие, разум – суть способность различать добро и зло, сила – суть способность действовать и побеждать, потому такие люди и более других способны и достойны благородных дел, коих два: править державой и охранять ее. Традиционное туранское воспитание юношей всегда включает в себя религию, грамотность, эстетику, и физическое совершенствование. Первое дает человеку бесстрашие и понимание блага, вторые два учат достойно жить в мире, третье – жить в войне и побеждать.
Около двух веков назад шаханшах Джаханзиб V начал войну против альянса Золотых городов южного побережья. Каждый город тогда представлял собой одновременно и государство, города враждовали меж собой, но объединились против угрозы с Севера. Их властители не были опытны в войне, но они были богаты, и под их знамена стеклось множество наемников, от диндарских морских налетчиков, до воинов пустыни из Анатана. Всего война продлилась около пятидесяти лет, Туран несколько раз был на грани поражения и много раз сатрапы и генералы пытались убедить шаханшаха заключить мир, но Джаханзиб V был непреклонен.  Туран до того проиграл лишь одну войну, не считая за войну череду бесславных походов против колдунов пустыни, шаханшах желал прославиться и покорить эти богатейшие города, хранившие богатства, сравнимые со всей его империей, но помимо вопроса славы, шаханшах понимал, что Туран должен расширяться. Государству нужны были новые земли, новые рабы и земли, чтобы поддерживать силу и порядки империи. Туран не отступил, один за одним, свободные города пали под напором равно силы и дипломатии – шаханшаху пришлось идти на уступки, сохранив храмы прежних богов, сохранив жизни, имущество и даже некоторые посты для городской знати. В дальнейшем, города побережья так и не удастся полностью прижать к ногтю – Туран не мог позволить себе подавлять восстание столь крупное.
Злые языки давно твердят, что Туран проглотил больше, чем может переварить. Сотню лет назад народ-властитель лишь смеялся над подобными словами, сейчас многие из туранцев сами в этом уверены куда более, чем враги империи. Могучие соперники поднимаются с запада и востока. Шаханшах более не в силах контролировать разжиревшую, распухшую империю, и сатрапы вспоминают о том, что они – часть империи лишь когда столица требует новой дани с провинции. Большинство солдат не знает, что такое бой, большинство знати не знает другого дела, кроме развлечения, а с севера уже показалась угроза большая, чем сила оружия. Туран разрознен, и разрозненные люди охотно схватятся за спасение в единой вере. Разные народы, разные правители, разные законы и все, что скрепляет покоренные земли – сила правителей и господство их веры. Когда сила увянет и ослабнет вера, наступит конец великой империи Юга.
Но внешне все спокойно. Каждый человек имеет свое место, любой талант имеет спрос, и хоть простолюдины облагаются тяжелыми налогами, они получают порядок и безопасность взамен.  Все так же несут службу войска, кипит торговля, работают рабы, и любой чужеземец дивится тому, как ладно все устроено в Туране, как богата страна, как многочисленны воины и мудры правители, забывая о том, что создавшие эти порядки люди уже давно мертвы, а людям нынешним едва удается удержать достижения предков.

Шарабар

Народ людей-львов, четыреста лет назад явившийся из южной пустыни и свирепой бурей пронесшийся  по тогдашнему Харранскому  султанату. Сейчас шарабарцам принадлежит весь юго-восток вплоть до границ Анатана. Согласно легендам шарабарцев, они ведут свой род от двух древних пустынных племен, чьи мужчины однажды полностью истребили друг друга в одной великой битве, и с оставшимися женщинами возлежал древний бог пустыни, которой мог принимать облик как льва, так и человека.
Идеалы людей-львов – война, господство и процветание, они верят в избранность своего народа и превосходство над человеческой расой. Шарабарцы невероятно сильны и воинственны, но не слишком упорны и стойки – если враг не побежит сразу, то побегут уже они, и в делах мира упорства им столь же недостает.
Все люди в Шарабаре – рабы, за исключением гостей страны, что порой переходят в ту категорию, и победители боев на аренах, что выходят из рабов. Воинская культура Шарабара запрещает отказать кому-либо в праве сражаться.
Благодаря рабам из бывшего Харранского султаната, сохранившим память о достижениях своего народа, Шарабар – куда более культурная страна, чем можно ожидать от двуногих львов, порой, по слухам, поедающих людскую плоть, и порты Шарабара желанны для купцов. Сами же шарабарцы почти не выходят в море -- одна из многих слабостей столь сильных физически существ, вдобавок к неспособностью к привычному письму и проблемам с животноводством.

Лашия

Небольшое, но процветающее королевство к юго-востоку от Турана. Земли Лашии плодородны, обильны ценными ископаемыми и служат путевым узлом караванам, следующим из Шарабара, Харрана и Анатана в Туран.
Население Лашии миролюбиво, особенно в сравнении с воинственными соседями. Лашийцы, как между собой, так и в большой политике, с большим удовольствием решат дело словом и золотом, нежели силой оружия. Купечество считается почетным делом, ценятся искусные ремесленники.
Так, однако, было не всегда. Во времена начала завоеваний Туран, лашийский народ изнемогал в междоусобных войнах. Правитель сменял правителем как месяц месяцем, трон богатого царства привлекал многих вельмож, и усобицы продолжались до тех пор, пока в династии вовсе не осталось никого мужского пола, последний потомок, шестимесячный младенец, был задушен соперником тогдашнего регента. Когда на трон взошла королева, первым указом были казнены все ее родственники до последнего колена.
С тех пор лашийский трон передается по женской линии, и порядок тоже необычен: царь правит ровно один день – день свадьбы, чествуется с большим почетом, а на утро после брачной ночи его умервщляют, как и умервщляют и ребенка мужского пола. Если родится девочка, более выходить замуж царица не может. Относиться к подобной системе, как и к перспективе стать царем ровно на сутки, можно как угодно, но войн за наследование страна с тех пор не знала.

Анатан

Каждый анатанец – прежде прочего, воин. С самого раннего детства обучаясь от отцов и братьев боевому ремеслу, большинство юношей отправляются в свой первый бой в пятнадцать-шестнадцать лет. Впоследствии атанец может осесть, заняться ремеслом или торговлей, но не побывавший в бою хоть раз не может считаться у них мужчиной, не имеет права жениться и владеть землей и скотом.
В Анатане нет царя, их вожди – жрецы и полководцы, собираются сообща для принятия важных решений. Большинство населения ведет полукочевой образ жизни, равно занимаясь земледелием и скотоводством, являясь на войну в случае зова вождей. В немногочисленных городах проживают ремесленники, не знающие денег, и обменивающиеся с проходящими караванами своими изделиями. Ремесло у них подчинено практическим нуждам, среди них не найти ювелира или стеклодува.
Сейчас Анатан – щит людских государств Юга, когда в прошлом – был их бичом, угрожая границам Лашии и Турана. Именно воины Анатан остановили экспансию Шарабара на север, так же, как много веков назад остановили Харран, как век назад разбили вместе с лашийцами армии Турана.
Анатанцы незлопамятны, и вообще не слишком привязаны к чему-либо: к земле, к семье, к имуществу. Жизнь рассматривается как путь со множеством невзгод, которые надо просто с честью преодолеть и идти дальше. Многие идут в наемники, но своенравность и своеобразные представления о чести и иерархии делает их проблемными, хоть и необычайно эффективными воинами.

Харран

Харранский султанат был некогда великой империей Юга. Несколько веков назад, орда воинственных племен из Красных пустынь востока обрушилась на плодородные земли у побережий южных морей и покорили их. Триумф харранцев был недолгим, но ярким. Они овладели многими науками, особенно арифметикой и геометрией, единственные смогли составить точный календарь и их достижения в зодчестве по-прежнему можно видеть воочию в Золотых Городах Турана.
Харранцы поклонялись небесным богам и верили, что они указывают им путь небесными знамениями, они верили в это, когда звезды указывали им путь в Красной пустыне, и продолжали верить, наблюдая за небом с высоких башен своих городов. На их родине, в пустыне, скрыто святилище Оракула, где жрецы пытаются расшифровать звездные знамения.
Харранцы проиграли в войне с людьми-львами, к тому моменту они растеряли прежние воинские навыки, и вынуждены были отступить обратно в пустыни. Жрецы сказали, что то было предначертано. Полководцы сказали, что это была расплата за изнеженность и забытые корни народа-воина.
Когда султан погиб, его выжившие сыновья разделили власть между собой, поклявшись сделать все, чтобы вернуть былое величие. Племена вновь рассеялись по пустыне, и теперешние харранцы – воины и кочевники, живущие набегами на Шарабар и Лашию. Они появляются, подобно песчаной буре из ниоткуда и уходят обратно в никуда, в свои города, скрытые песками. Харранцы – отличные всадники, их техники маневренного боя сродни анатанским.
Порой в пустыню заходят караваны с запада. Харранцы выменивают у них награбленное на ткани, дерево и сталь. Харранцы еще сохранили свои умения ремесленников, и их изделия ценятся на западе.
К востоку от Красной пустыни пролегают земли демонов, из которых не возвращался ни один человек.

Ронстрад


Около половины тысячелетия на юго-западе была велика Лусонская империя. Некогда лусонцы, богатый народ с берегов моря, покорили более слабых соседей. Часть из них они оставили на положении вассалов, прочим повезло меньше – всякий не из лусонцев по происхождению считался рабом и существование обыкновенно влачил самое жалкое, хотя иным везло более –взамен труда на полях и шахтах они становились домашними рабами или вливались в армии.
Наконец лусонцы утвердились в своем превосходстве, народ разнежился, покорность рабов стала приниматься за неизменную данность, что вкупе с алчным, жестоким нравом большинства господ привело к великому восстанию: повара травили хозяев, гребцы топили капитанов, солдаты свергали командиров и открывали армейские склады для всякого, кто готов был выступить против тиранов. Наконец, отделились вассалы. Но именно бывшие рабы-солдаты возглавляли  восстание и из них вышел новый вождь – Орисс, раб с Турана. Хоть и не туранец по крови, Орисс в свободной юности проникся идеалами веры в небесных богов, а его личная убежденность и харизма сделали и его товарищей столь же твердыми в новой вере, и превыше всех из Четырех в те дни, когда реки текли кровью и многовековая империя обращалась в руины, чтился Шакорот. Его культ, культ господ Востока, в Лусоне стал культом рабов, когда они продемонстрировали, в чьих руках истинная сила, что именно делает господина господином, и чего давно лишились сами лусонцы.
Когда восстание закончилось, Орисс основал на руинах новое царство, назвав его Ронстрад. Случившееся с Лусоном определило два его принципа: власть есть сила, и утративших свою власть ждет печальная судьба. Цели нового государства были просты: лишить всех прочих силы и утвердить свою власть навечно.
Согласно законам Орисса, весь народ его царства был теперь разделен на воинов и рабов. Первые ведали лишь войной, из наиболее уважаемых избирались жрецы, армейские и гражданские чины, и тот, кто по общему мнению не подходил своему чину, мог его лишиться. Вторые – трудились, не могли зайти в храм, не могли иметь оружия и при малейшем неподчинении подвергались суровейшей каре. Так, Ронстрад создал могучее войско, куда вошли все восставшие, а выжившие лусонцы обратились в рабов. В последующие годы Ронстрад покорил все прочие осколки Лусона и бывших вассалов его, поработил множество народу, но власть воинов крепка и поныне – наиболее совершенная армия мира, где ценится не ухарская храбрость, не личная слава, не дорогое оружие, но дисциплина, стойкость и долг каждого перед всеми, не только сильна в завоеваниях, но и всегда готова подавить любое восстание.

Мегиддо
Единственное государство на юго-востоке, устоявшее как перед Турандом, так и перед Ронстрадом, но устоявшее не за счет богатства, и не за счет доблести воинов. Туран, сокрушив восточных соседей Мегиддо, имел уже недостаточно сил для продвижения дальше, и тогдашний правитель, отличавшийся нравом опасливым и негордым, договорился с шаханшахом о присвоении Мегиддо статуса протектората. Когда на западе возвысился Ронстрад, он не рискнул навлечь на себя гнев Турана.
Сейчас положение Мегиддо не столь прочное. Протектор царства слабеет, агрессивный западный сосед на пике своей мощи, а с севера угрожают кочевники. Сегодняшний мегиддиец смотрит на жизнь довольно обреченно – будь что будет, мне все одно ничего не изменить.
Земли Мегиддо неплодородны, но государство не прозябает в нищете – порты его полнятся купцами, и здесь можно найти товары со всех государств Юга, от Ормонда, до Шарабара

Карасситы

Кочевой народ, скотоводы, охотники и ловкие воины, населяющие обширные степи между Тураном и варварскими землями, карасситы – сами на грани цивилизации и варварства. Согласия между племенами нет – одни племена за деньги Турана защищают империю от грабительских набегов своих же сородичей-иноплеменников.
Карасситы гордятся своей свободой и воинственностью, хотя сами, на самом деле, очень зависимы от оседлых народов и служат пешками в политических играх Турана, Ронстрада и Мегиддо. Многие переходят на службу к шахам и формируют отряды регулярной армии, иные бросают свои кланы и из скотоводов, не чуждых порой разбоя, становятся профессиональными бандитами, либо напротив – охранниками караванов.

Диндарцы

 Архипелаг к югу от материка населен диндарцами – конфедерацией племен, на континенте известных как торговцы и пираты, а на деле – легко переходящих от одного вида деятельности к другому и охотно совмещающих их даже в одном плавании. Грабят они как друг друга, раз за разом нарушая прежние договоры а после заключая снова, так и туранские, эгерские и лашийские корабли. До воцарения Турана в Золотых городах южного побережья, диндарцы не гнушались грабить и побережье, и даже поднимались на своих легких, неглубоко осаженных судах по рекам вглубь материка.
На самих островах большинство проживают в  городах-крепостях, обыкновенно расположенных на берегу. Порой города ведут друг с другом воины на суше, но они непродолжительны и не слишком кровопролитны – обычно дело ограничивается одним сражением да разорением окрестных деревень. Меж собой они не имеют царей, только городскую аристократию из рабовладельцев, авторитетных военных вождей  и богатейших купцов, которые формируют подобие городского совета и правят сообща. Всякий, занятый крестьянством, считается у них за раба, и принадлежит одному из аристократии, но может выкупить себя. Горожане, из свободных, обыкновенно заняты как ремеслом, так и вольны вступить в корабельную команду, нанявшись хоть на одно плаванье, хоть на целый год. Островитяне обладают предприимчивым нравом, и склонны к бунтарствам – не раз капитаны, желавшие обмануть команду и не доплатить морякам, отправлялись на корм акулам.

Ормонд

Четыре сотни лет назад на полуостров, узким перешейком отделенный от земель варваров, самую западную точку контента,  на многочисленных судах явились странные люди. Выйдя навстречу пришельцам, варварские вожди увидели, что они ничем почти и не отличались от них, только были очень бледны и глаза у некоторых были странного цвета. Они уступали варварам числом, и большинство из них не имело никакого оружия,  и вожди недолго думали, что делать с этими людьми. Но стоило первому из варваров занести копье, один из пришельцев пробормотал что-то на непонятном варварам языке, и воина испепелила молния. Другой пришелец взмахнул рукой, и огромная волна опрокинула воинство аборигенов. Третий щелкнул пальцами, и земля разверзлась и поглотила вождей. Так варвары поняли, на чьей стороне сила, и какая судьба ждет тех, кто не подчиниться пришельцам.
Покорение полуострова заняло всего несколько месяцев. На узком перешейке была возведена неприступная для дикарей стена, и, нейтрализовав все внешние угрозы, ормы, как называл себя народ пришельцев, на три века увязли в междоусобной войне за передел своих новых владений.
Все население  нынешнего, единого Ормонда делится на две части: ормы и варвары. Первые – правители, администраторы, маги, ученые и хребет военной силы королевства. Вторые – рабы, чьи функции зависят от воли господ. Сегодня варвар гнет спину в поле, завтра – идет пушечный мясом на войну с западным соседом. Хоть формально Ормонд – королевство, представленное главой семьи одной из древних династий, власть короля сильно ограничена советом знати.
Некоторые ормы, особенно талантливые и незнатные, ищут лучшей доли на Востоке. В Туране они основали академию магии, и хоть они нарушают первый из своих законов, по которому не имеют права передавать свои знания о магии другим народам, Туран хранит своих союзников от возмездия Ормонда.

Бардилар

Учение о стихиях, что преподается в  и Академии гласит: есть три стихии: воздух, вода и земля, подобно тому, как вещество бывает газом, жидкостью или твердым телом, и как все сущее состоит из твердой материи, в которой в некоторой мере присутствует вода и полости заполняет воздух. Понимая и используя эти части сущего, человек подчиняет стихии своей воле. Любые попытки поставить под сомнение триаду стихий встретят единодушное осуждение ормов и вольнодумец будет отлучен от обучения магии.
Догматы столь строги, а наказания столь строги потому, что учение о трех стихиях – ложь. Ормы лгали варварам, продолжают лгать своим ученикам в Туране, опасаясь, что от знания о четвертой, запретной стихии огня непременно приведут к попыткам ее использовать. Они сами подтвердили свои опасения.
Бардил, будущий основатель школы огня, жаждал власти. Когда ормы погрязли в войне, он был безвестным мелким аристократом, без шансов на соперничество с древними династиями, но его решимость была велика, и он нашел путь к могуществу через запрещенное искусство. Овладев им сам, он научил и своих людей магии огня, но немногие из ормов решились преступить свой страх перед запретным, и тогда Бардил нарушил еще один закон своего народа и начал учить варваров. На западе полуострова он основал королевство, где достоинство человека не определялось тем, орм он или варвар, но тем, насколько он полезен и предан своему правителю.  Когда  Ормонд наконец объединился, еретики Бардилара уже выстроили королевство, не уступающее сопернику в могуществе. Война между ними идет и по сей день.
В Ормонде с тех пор магия огня официально запрещена и ее изучение под запретом. Практикующих ее убивают на месте. Практикующие ее бегут на восток, как в королевства Севера, так и Юга, где и передают свое учение. Увы , большинству из них недоступно истинное искусство огненной стихии, которым владеет король Бардил, и их магия происходит не из силы разума, но из веры в первородный огонь, точно в бога. Свой фанатизм они прививают и ученикам.

Сегунат Асаяма

История сегуната Асаяма началась в племенном союзе,  образовавшемся на юге острова Ясима, крупнейшего острова западного архипелага, на сотни километров отдаленного от континента. Среди четырнадцати племен было четыре могущественных военных рода, Мурата, Араки, Саэки и Окура, и выходцы из этих родов почитались в союзе южных племен как воины, когда все прочие – как крестьяне и подчинялись первым. Союз южных племен объявил войну племенам севера, и в течении двух веков объединил их, создав на острове сегунат Мурата.

Непрерывная война в течение двух столетий создала особую систему. Родившийся крестьянином навсегда останется крестьянином и должен слепо подчиняться воинам, ибо таков порядок. Родившийся воином, должен быть верен знатному роду, ибо таков порядок. Каждый в роду должен повиноваться главе, ибо таков порядок. Все повинуются первому роду, роду сегуна, верховного военачальника. Таков порядок, и без порядка не одолеть северян. Порядок должен быть в этикете, в армии, в военной подготовке.

Но вот внешний враг исчез, и за время войны одни кланы ослабели, другие возвысились, и по старой привычке самураи вновь взялись за оружие. Хоть право сегуна объявить вне закона любого человека, право, которым сегуны охотно пользовались, чтобы осадить непокорный или слишком могучий воинский род, и сдерживало дайме, война была их единственным ремеслом, и совсем удержать от войн друг против друга было невозможно. Часть родов переместилась с Ясимы на малые острова архипелага, где сегун не имел власти, между остальными время от времени вспыхивают кровопролитные войны.

Прошло более трех столетий, страна пережила череду крестьянских бунтов, в придворных интригах пала династия Мурата и сменилась сегунами Араки, только чтобы пасть от копий и мечей мятежного дома Асаяма.  Вновь крестьяне изнемогают на рисовых полях, вновь самураи упражняются в боевых искусствах и грезят новой войной и переделом земель, вновь плетутся интриги при дворе. На изолированных островках посреди окена ничего не меняется уже сотни лет.

Острова

Когда в сегунате долгие периоды затишья лишь время от времени сменяются недолгими, пусть и необычайно кровопролитными войнами, и каждый дайме оглядывается на сегуна всякий раз, как решает затеять смуту против соседа, дайме малых островов проводят время в войнах непрерывно, думая зачастую не о том, какую выгоду они в ни получат, но как прославят в них себя и свой род. Мирное время считается нежелательным, временем ослабления самурайства и торжества крестьян, временем, когда подлинную честь и силу замещают придворный этикет и ложная возвышенность ритуалов и упражнений. Островные дайме гордятся своей независимостью и полагают счастье не в величине наделов и полноте закромов, а в возможности всегда поступать достойно воина и благородного человека. Самураи островов обыкновенно лаконичны, суровы и спокойно относятся к нарушениям этикета и прочих условностей.

Судьба крестьян на островах проще и сложней одновременно. Постоянная война разоряет их, земледелие на малых островах тяжелей, чем на Ясиме, но им не запрещено хранить оружия, аппетиты владык скромнее, и море служит им подспорьем наравне с землей. Крестьянину мало чего терять – большую часть урожая уже забрал его владыка, и когда призванный в войско крестьянин сегуната мечтает лишь о возрвращении к своему наделу, крестьянин островов в своем презрении к опасности порой равняется самураю – чего бояться, если хуже уже не будет. Порой, отличившегося крестьянина и впрямь производят в самураи – на земле Ясимы такого не случалось ни разу за многие века.

Бонусы происхождений:

Ардор: +4 к воле, +4 к выносливости. Все броски против негативных эффектов удваиваются

Орден Паладинов: бесплатная специализация паладина
Дивеф: все атакующие броски в ближнем бою +25% (финальный множитель), бесплатный навык боя верхом, бесплатный навык рыцаря
Орден Путеводной Звезды: +4 к воле, +2 к силе, бесплатный навык рыцаря и умение «сила духа»
Орден Дракона: ограничение -- Черный Дракон. +6 к силе и ловкости
Фендерин: разброс урона уменьшен вдвое(нижняя планка выше), снаряжение хорошего качества на старте. +1 к силе, +1 к выносливости, +2 к ловкости, +2 к интеллекту, доступ к навыку чемпиона
Рошери: в первый раунд боя персонаж получает дополнительный ход в порядке инициативы, критические и незаметные атаки наносят на 50% урона больше (финальный множитель)
Ярагат: +2 к силе, +2 к выносливости. +10 к здоровью за единицу силы, бесплатный навык витязя
Эгер:
требования по силе для оружия и доспехов упразднены, умения оружейных веток дешевле на 1 ОУ.

Брадан Ор: + 25 к проверкам скрытности и наблюдательности. +4 к ловкости, +4 к восприятию, +10% ШКУ, бесплатная специализация разведчика или стрельбы из лука
Архаймар:
 +2 к силе, +2 к воле. Весь получаемый урон (финальный) уменьшается на (воля*2)%, лимит 50%. Финальный урон от воды и холода уменьшен вдвое, бесплатный навык воина Севера.
Триталар:
+4 к силе, +4 к выносливости, +8 к ловкости, +8 к восприятию, +8 к воле, +8 к интеллекту, - 5 ОУ, невозможность использовать стальное оружие и броню, получаемый урон от стали удваивается. Доступ к навыку великого меча.
Туран:
+1 ОН, +5 ОУ
Аристократ: персонаж умеет читать и писать, стартовый капитал увеличен в 25 раз. -5 ОУ. Доступ к навыку «Расмафзар». Раб (10 ОХ, 12 ОУ, 1 ОС) на старте.
Гвардеец: бесплатный навык и первый ранг одноручного оружия, стрельбы из лука или боя верхом на выбор, +20% финального урона при взятии специализации в любом оружии. Доступ к навыку «Расмафзар»
Академия магов: доступ к магии воды, земли и воздуха. +0.5 к МС за единицу интеллекта.
Шарабар: 
+8 к силе, +8 к выносливости, шанс (сила) парализовать противника на 1 ход при каждой атаке. -2 к воле, -2 к интеллекту, невозможность пользоваться оружием дальнего боя, отсутствуют бонусы религии. Бесплатная специализация льва пустыни
Лашия:
параметры уклонения, меткости и урона увеличиваются на 50%, если персонаж или группа не являются инициаторами нападения
Харран:
бесплатный навык и первый ранг верховой езды, +2 ко всем характеристикам, доступ к специализации воина пустыни

Анатан: +3 к выносливости, +3 к ловкости, +3 к скорости, бесплатная специализация воина пустыни
Ронстрад: +25 меткости для ближнего боя, +2 к силе, +2 к выносливости, +2 к ловкости, бесплатная специализация легионера
Мегиддо: персонаж переживает одно смертельное ранение за игру. Работает против эффектов мгновенной смерти, но не против «Расщепления», «Отрубания» и т.п.
Диндарцы: 
+4 к ловкости, +2 к восприятию, стоимость продажи предметов +50% (финальный множитель), + 5 ОУ

Карасситы: бесплатный навык и первый ранг верховой езды, возможность пользоваться луками верхом, +15% к уклонению от атак дальнего боя
Бардилар: доступ ко всей стихийной магии. +35% к магической силе.
Ормонд :
доступ к магии воды, земли и воздуха. -2 к силе и выносливости, +5 к воле и интеллекту.

Ясима, сегунат: +2 к меткости и уклонению, +1 к инициативе за каждую единицу воли, бесплатный навык самурая
Острова: +35% к урону, меткости и уклонению, если персонаж или группа являются инициаторами нападения, бесплатный навык самурая



Граф Орлов вне форума
Ответить с цитированием